Фотографический дневник про Екатеринбург с некоторыми замечаниями и мыслями. Период 2020-2022 г. Те моменты, когда под рукой оказывался фотоаппарат.

31 января 2020 г. Маршрут Восточная-Смазчиков-Июльская

21 февраля 2020 г. Город ангелов
Я люблю Екб, я тут родился и прожил большую часть жизни. Мне нравится, что наш город выглядит мрачно, как во времена какой-то жуткой депрессии. Упадок тут чувствуется на каждом шагу: разваливающиеся здания, мёртвая инфраструктура, полная недоступность для многих социальных групп и жёсткое, почти феодальное, разделение на нищих и богатых. Нищие всеми силами стремятся скрыть себя, а богатые - наоборот максимально броско подать. И первые и вторые действуют быстро, в обход стиля, закрепляя мощное провинциальное клише. Центр города, пожалуй, выглядит особенно люто — наше суровое лицо со шрамом первого впечатления у иностранных гостей. Среднестатистические жители вероятно носят испанский стыд за город, не понимая системность привычной меркантильности. Я в этом вижу особую эстетику, зловещую и тёмную, от которой веет безысходностью и отчаянием. Огромную мясорубку человеческих желаний и возможностей, пройдя которую, многие становятся внушаемыми аскетами.
Из исторических и краеведческих рупоров нам вещают об индивидуальном маркере, уникальном облике и мекке конструктивизма. Мекка же намеренно игнорируется в вопросах реставрации и благоустройства, и гниёт под баннерами с текстурой фасада, отчего возникает необходимость сноса и застройки. Такая застройка — вероятно вечная кормушка для неприкасаемых династий, оберегаемых кастой радикальных патриотов. Бывает и показательный снос, как демонстрация силы, под общие улюлюканья о сохранении исторического наследия. На возникших после сноса пустырях, будут обязательно построены злые панельные муравейники, кислотные торговые центры или пряничные купола, воздвигаемые под шелест ракаата. Тут никто не будет стараться, так как деньги уже нашли свой карман, а бедолаги по ипотеке - свой квадратный метр. Представляю, какой хохот стоит в кабинетах чиновников, так как всё это происходит по закону и часто за счёт горожан. С самого моего детства чиновники жонглируют немалыми суммами на благоустройство, которое надёжно схоронено за мириадой лозунгов и обещаний.
В этот сюр нельзя не влюбиться, так как это - подробная реконструкция известных с детства вселенных гротескного нуара и постапокалиптического декора, правда без положительных героев. Как и любое детское воспоминание - оно сакральное, мы ищем его подсознательно в каждом кубометре нашего города, как подсознательно ищут пару для болезненной и несчастной любви. Килотонны грязи используются как связующий элемент для всей этой антиутопии, тут грязью покрыто всё: от лёгких новорожденного до фильтра вентиляции на 50-м этаже. Большую часть года жители месят её ногами, словно хранители традиций правильного виноделия, навечно запертые в городе как Сизиф в ловушке душ.

3 марта 2020 г. Магазин дисков М-1
Портал в прошлое. Магазин дисков М-1 - место, которое удивительным образом осталось на плаву в своём первозданном виде. Атмосфера 90-х, вывеска начала нулевых, диски в картонных коробках и возможность проверить товар перед покупкой. Сюда можно просто приходить за ностальгией и пускать слезу на диск с бандитским русским сериалом. Расположен в самом центре Екатеринбурга по адресу ул. Мамина-Сибиряка, 96.

5 марта 2020 г. О связи луны, лестниц и проводов (двор на Короленко-Луначарского)

5 марта 2020 г. Путь домой (фасад ТРЦ "Sila Voli")

10 марта 2020 г. Добро пожаловать в ад
Вместо того чтобы придумывать название заметки, я просто цитирую надпись на одной из дверей подъезда центрального микрорайона Мельковский в Железнодорожном районе Екатеринбурга. Официально этого микрорайона не существует, но именно здесь ещё до образования Екатеринбурга была Мельковская слобода, которая во многом определила характер города. Название слободы произошло от фамилии первых поселенцев, что повлияло на название реки Мельковки. Река и сегодня существует, правда протекает уже в канализационной трубе под землёй прямо под домами.
Являясь одной из отправных точек в истории города, район требует повышенного внимания к вопросам благоустройства, игнорировать которые - крайне непатриотично. Если пройтись по центральным улицам, то можно невооружённым глазом увидеть затяжной хозяйственный кризис. Как гангрена он возникает ямами на дорогах и расползается трещинами по фасадам, рисуя нищету. Являясь памятниками архитектуры, многие дома тут приобретают запущенный вид, и начинают больше походить на ветхое жильё, нежели сталинский ампир. Именно здесь у большей части приезжих возникает первое впечатление о городе. И, к счастью для нашего имиджа, не все замечают упадок, так как приходится смотреть под ноги, чтобы не ступить в грязь и не споткнуться о горы мусора. В этом смысле район с отрывом обходит периферию, некоторые улочки тут месяцами ждут уборки.
Теряясь в бесконечных «более значимых» повестках, обсуждение грязи и мусора давно превратилось в светскую беседу, безрезультатную и составленную исключительно из риторических вопросов. Беседа эта всё чаще напоминает монолог, так как собеседник жителя приобретает абстрактный вид, скрываясь под фантомами администрации и жэка. На фоне реальных налоговых сборов разруха становится тупиковой философской темой, что выгодно недобросовестным чиновникам. Под демагогию административного ресурса каждый обвал и протечка тут набивают оскомину на остатках терпения жителя. Под запах свежеиспечённого хлеба Мельковский утопает в экскрементах и грязи, которые летом пылью осядут в лёгких юных спортсменов Динамо, где размокнут и примут свой обычный вид.

17 марта 2020 г. Спонтанная ночная прогулка по микрорайону Мельковский

20 марта 2020 г. Психология гетто
Все крупные города России имеют одну общую проблему, особенно заметную, если свернуть с центральных улиц во дворы. Часто в глаза бросаются мусор, отсутствие удобной и безопасной для жителей инфраструктуры. Есть, правда (в порядке редких исключений), и положительные примеры уютных ухоженных дворов с аккуратными палисадниками, заботливо созданными и поддерживаемыми усердными старожилами. Возникает вопрос: почему же так хорошо не выглядят все дворы? Можно бесконечно копать в направлении пресловутого российского менталитета, делая уже привычные выводы. Но из чего складывается сегодня именно та часть современного мышления, что позволяет разрушать среду, в которой мы все живём? Вне сомнения у всей этой разрухи вокруг есть множество причин, но одна лежит глубже. Для некоторых известных мне людей (особенно из глубинки и с периферии города) место проживания часто носит временный характер, что проявляется в небрежном отношении к пространству и людям вокруг.
Многие современные тренды тяготеют к столичной жизни в поисках всё более привлекательных условий для комфортного существования. Очевидно, что общество сейчас ориентировано преимущественно на потребление и подражание определённым типажам dolce vita, что подтверждает срез социальных сетей. Созидание же требует усилий и большой самоотдачи, что не вписывается в концепцию мгновенного успеха и ошеломительного пассивного дохода — нашего извращённого аналога американской мечты. Тренд ненапряжного человека, окружённого роскошью, бесконечно путешествующего, сорящего деньгами и хвастающегося личными материально-телесными достижениями — явная социальная доминанта, крайне привлекательная для малоимущих людей. Возникает желание казаться, но не быть. Селфи в красивой реальности работает как мощный стереотип, активно тиражируемый в социальных сетях. Для духовных бедняков соответствие более высокому статусу — важная социальная цель, формирующая новую прошивку. Этап проживания в местах, не соответствующих современным маркерам комфорта, воспринимается как неприятный и временный. Возникает ситуация, когда сознание определяет бытие, что и формирует такое убогое окружающее пространство.
Переезд в центр, в новостройку и прочие более комфортные условия большинством воспринимается как переход на более качественный уровень жизни. Это вполне логично, в столицах в отличие от провинции уже создана развитая инфраструктура, не нужно ничего поднимать. Текущий же уровень жизни (который существует до переезда) воспринимается менее качественным, и не заслуживает никаких вложений, что формирует деструктивное отношение к тому, что происходит в данный момент. Иногда это отношение перетекает из равнодушия в настоящую ненависть к своему дому, совсем не отвечающему канонам «роскоши». Желание как можно скорее сменить условия проживания на более комфортабельные множит на ноль желание заботиться о месте, в котором живёшь сейчас. Для многих людей это состояние становится перманентным, вне зависимости от того, переехали они в итоге или нет. С годами факт переезда утрачивает чисто функциональный подтекст и воспринимается как перерождение, во многом этот момент снимает ответственность за любые административные нарушения и приводит к бытовому равнодушию. Переезд прочно закрепляется в подсознании, в том числе накладывая отпечаток и на общение с людьми вокруг, которым уже ничего и никогда не должен, так как условно видишь их первый и последний раз. В итоге личность теряет важное социальное звено, которое при переезде вдруг не появится, так как на новом месте складывается точно такая же ситуация. Тяга к более комфортным условиям никуда не уходит, а наплевательское отношение к окружению уже становится частью личности. Поскольку данная черта гнетущая и отрицательная (а все мы такие правильные и положительные), то мозг находит абстрактного врага в виде вороватого ЖКХ, невоспитанных соседей, ненасытных до налогов властей. Дети наследуют данный паттерн, а за ними и их дети, создавая порочную цепь, и некогда утопичные новые жилые районы превращаются в мрачное гетто.
Я не особенно топлю за патриотизм, но очевидно же, что исчезает тёплое и бережное отношение к родным местам. Всё начинается с родного подъезда и проецируется на город, страну, людей. Возникает сладостная иллюзия, что всё заменимо, и можно моментом избавиться от чего угодно как от устаревшего смартфона. На всём этом меркантильном фоне незаметно и быстро формируется новое отношение к дому и близким людям, которые в виде более свежих версий заготовлены для нас кем-то и где-то. Ориентир на эту проекцию одновременно сжигает мосты «неприятного» прошлого и снимает любую ответственность, усиливая злость к «унылой» реальности вокруг. Под давлением современных трендов проживание в малом городе становится чем-то зазорным и непопулярным, а любовь (в том числе к родине) представляется как некая зависимость, от которой нужно спешно избавляться. Воцаряется мираж уже готового светлого будущего, которое не нужно строить, в него просто можно перейти, заменив картинку на более красивую, оставив за собой разруху и бардак. Парадокс только в том, что такого будущего не существует. Всё это происходит прямо здесь и сейчас, и все эти заменимые люди - мы.
В объектив неслучайно попал самый центр Екатеринбурга, в основном небезызвестный объект культурного наследия народов РФ федерального значения Городок чекистов, построенный на большом кладбище и разработанный группой архитекторов под руководством Ивана Антонова. В его основу легла утопичная идея нового быта людей, объединённых в коммуну. Жить тут считалось очень престижно.

5 апреля 2020 г. Ходячие мертвецы
5 апреля, я уже больше недели нахожусь дома, выходил пару раз по надобности, на которую режим самоизоляции, к счастью, не распространяется. Решил сегодня сходить в банк, ближайшее отделение которого находится рядом с главпочтамтом. Укомплектованный маской, перчатками, хлоргексидином, страхом и паранойей, я ожидал увидеть пустынный город, в лучших традициях постапокалиптических фильмов. Рейтинг самоизоляции на яндексе 4 из 5. «Спасибо, что остаётесь дома».
Какой-то частью своего мозга я точно знал, что происходит в центре Екатеринбурга, так как сам живу тут. Вид из окна, конечно ограничен, но по трамваям, идущим из центра, которые заполнены людьми, всё в принципе понятно – режим самоизоляции только в голове у губернатора и малой части сознательного населения. Пару раз даже спорил на эту тему, и меня заверяли, что в городе никого нет, и приводили в пример статьи в местных СМИ о городе-призраке.
В итоге я попал на какой-то День города: толпы народу с детьми и колясками, целующиеся пары, подростки на скейтах, бегуны и алкаши (и те и другие - с бутылками в руках), ооочень много велосипедистов. Работающие уличные ларьки-кафе с очередями, кальяны, тусовка байкеров у Космоса, переполненные спортплощадки, пенсионеры с внуками, неистово кормящие голубей в парках (да, парки не закрывали, как это описано в СМИ). Лавки забиты, а из толпы доносятся обрывки фраз на тему того, что «Всё это фигня полная» и тому подобное. Конечно, среди всех этих людей есть и те, кто идёт из дома по долгу службы. Но, к великому сожалению, тем многим, кто праздно шатается, просто плевать на всех, и тот факт, что они подставляют массу людей: от врачей, к которым они побегут потом, до своих родителей, которых (не дай бог) потом придётся спасать.
Прошёлся после банка по набережной и почувствовал себя втройне неуютно. Во-первых, оттого, что я иду куда-то в этой толпе. Во-вторых, от того, что я был чуть ли не единственный в маске. В-третьих - я же больше недели дома просидел, думая, что в город нельзя. С оглядкой на печальный опыт Европы и США, где всё именно так и начиналось (и о чём всех предупреждали), возникает чувство, что вот прямо сейчас творится что-то грандиозное и непоправимое. Официальная статистика близится к отметке в 1,5 млн. заразившихся, а прогрессия прироста по смертям метит в апреле за отметку в 80 тыс. Остаюсь сидеть дома, выходить буду только по работе.

11 июля 2020 г. Вечер на районе (дворы на Стрелочников)

11 июля 2020 г. Skool Daze (школа №208)

24 июля 2020 г. Прогулка по Эльмашу

23 сентября 2020 г. Российское царство (вид на виз)

23 сентября 2020 г. Уральская мгла (окрестности Екатеринбург Арены)

3 октября 2020 г. Краски осени (центр и район Южного автовокзала)

4 октября 2020 г. Цвет падения (визовский пруд)

4 октября 2020 г. Киберпанк 1-511 (двор на Заводской)

4 октября 2020 г. ДК ВИЗ
Советский ДК может с порога пробить даже самое окаменевшее взрослое сердце. Пропитанные запахами буфета и старого дома, здесь под одной крышей размещаются театральные труппы, различные кружки и ярмарки. Эхо детских голосов и репетиций резонирует на мощных колоннах и барельефах, исчезая в пространстве огромных полупустых залов, что поднимает из глубин сознания какие-то далёкие детские воспоминания. Именно здесь у многих случалось первое прикосновение к миру искусства, спорта или науки, да и просто знакомство с античностью, грубо запечатанной в советском неоклассицизме. С высоких потолков и стен композиторы XVIII века говорят на одном языке с дедушкой Лениным, создавая сложно сочетаемый и при этом понятный любому автохтону набор привычных культурных маркеров.
Легко взламывая самый сложный код простого русского человека, дома культуры были почти везде, так как играли очень важную роль в развитии личности и повседневном досуге. ЦКиИ «Верх-Исетский», расположенный в Екатеринбурге на площади Субботников - пример полностью сохранившегося и не утратившего своих функций Дома культуры. К сожалению множество подобных зданий было уничтожено ради бесконечной панельной тавтологии, как это случилось с домом детского творчества на Парковом переулке. Многие сохранившиеся районные ДК прошли путь от непопулярных до заброшенных, как это произошло в посёлке Шумихинский, а городские же переоборудовали в различные деловые центры, похоронив роспись и лепнину под пожелтевшим пластиком евроремонта нулевых.
Отдельное спасибо директору Лошаковой Светлане за полный доступ и содействие съёмочному процессу.

4 октября 2020 г. Дом, милый дом (общаги на Ключевской)

21 ноября 2020 г. Окрестности Колледжа связи

21 ноября 2020 г. Металлургов 

21 ноября 2020 г. Окрестности туберкулёзного диспансера

5 декабря 2020 г. Окрестности школы №119

5 декабря 2020 г. Гарем
Гарем — народное название части микрорайона Завокзальный, находящейся между ул. Лётчиков и путями на территории Железнодорожного района г. Екатеринбурга. Название места сложилось как производное от аббревиатуры ГОРЕМ — головной ремонтный, разновидность строительно-монтажного поезда (СМП), закреплённого за Министерством Транспортного Строительства СССР. Горемы представляли собой мобильные ремонтные бригады, которые располагались в передвижных вагонах-теплушках. Работники горемов могли годами жить в составах, вереница которых обычно парковалась вдоль железнодорожного узла по соседству. Для поколения 80-х буква «О» в названии сменилась на «А», причиной чего послужило преобладание женщин в местном ПТУ №66, где готовили отделочников всех мастей.
Как и полвека назад основные доминанты местности — звуки гудков и стука колёс поезда, запахи дизеля и дёгтя, простые и работящие жители. Много старинных домов, именуемых в народе «бараками», застывшими в вечном ожидании сноса или благоустройства. Поразительно, но чаще чем в любом районе города здесь встречаются российские триколоры, закреплённые местными на обычных жилых домах.

5 декабря 2020 г. Бермудский треугольник
«Бермудский треугольник» - народный топоним местности, находящейся на границе Верх-Исетского и Железнодорожного районов Екатеринбурга, где два перекрёстка железнодорожных путей образуют треугольники на карте. Бермудский треугольник с востока граничит с микрорайоном Завокзальный, с запада — с микрорайоном Новая Сортировка, с юга — с микрорайоном Заречный.
В этом месте почти 150 лет назад появилась первая железная дорога города, а чуть позже появилась ветка, идущая на Уралмаш. Фигуру треугольника перекрёстки образовали во время ВОВ с появлением альтернативного пути — Северного обхода, соединившего восточное и западное направления Транссиба и служившего для безостановочного движения литерных эшелонов через Свердловск. В 80-е в южной части треугольника была гигантская книжная барахолка, именуемая в народе «Яма», которая собирала массу пьющей интеллигенции, и по описаниям резидентов напоминала настоящий Вудсток. Также в 80-е в северной части треугольника (по словам старожилов) орудовал маньяк, закрепивший за местностью смысловую параллель, связанную с загадочным исчезновением людей. В 90-е «бермуды» были популярным местом среди блатных, так как будучи глухими ебенями, скрывали стрелки и прочие криминальные активности от посторонних глаз.
В нулевые и десятые местность модернизировалась по части инфраструктуры РЖД, но для пешехода стала пустырём. Отсутствие человека привлекло множество птиц - слёты ворон тут и сейчас очень эпичные. Фон создают батареи старых панельных девятиэтажек Заречного, что формирует визуальную капсулу времени из позднего СССР.

5 декабря 2020 г. Холод - в сердце, снаружи - красота

13 декабря 2020 г. Лиза в стране чудес (дворы Северного переулка)

23 января 2021 г. Митинг в поддержку Алексея Навального (-33°​​​​​​​)

29 января 2021 г. Поздний закат (окрестности Екатеринбург Арены)

4 марта 2021 г. Биполярка на Урале (окрестности Екатеринбург Арены)

21 марта 2021 г. Штатная прогулка во ВИЗу

17 июля 2021 г. Стометровка (у школы №163)

18 июля 2021 г. Екатеринбург после дождя (Дворец молодёжи)